Комментарий
Марш сухумского Марадоны и подарок Беки Курхули абхазским друзьям - интервью с писателем
Автор: Нино Толорая

В творчестве грузинских писателей часто встречается абхазская тематика, в контексте вооруженного противостояния или вне его, с человеческими историями, позитивом и трагедией войны, которая порой, ставит все с ног на голову. Именно об этом - «Марш Марадоны» Беки Курхули, рассказывающий о сухумском колорите, который вошел в сборник «Скандара и другие рассказы», изданный в 2017 году. Писатель рассказывает о довоенном Сухуми, об отношениях и о гармонии, которая позже была разрушена пулями и об измененных судьбах людей. О том, что даже в такое время можно сохранить способность сочувствовать и любить. Именно так поступает «сумасшедшийс набережной» - Марадона. Он возвращает долг согорожанину Бигваве, которого случайно встречает после войны. Другой рассказ, под названием «Убийца», рассказывает о личных историях, которые происходят, непосредственно, параллельно конфликту, они выходят за пределы частного пространства и показывают, как на фоне войны, волей – неволей рушатся человеческие принципы, что позже вызывает сожаление. Оба рассказа были отправлены в Сухуми, абхазским друзьям писателя. К одному из них прилагается надпись автора на грузинском и русском языках.

Лаивпресс: Что вас подтолкнуло к написанию «Марша Марадоны»? Была ли конкретная причина?

Бека Курхули: Ответить на вопрос, почему было написано то или иное произведение,писателю сложнее всего. Наверное, причина в том, что у писателя есть претензия, чтобы его рассказ, роман, стих или пьеса, сами ответили на этот вопрос. Ответы могут быть совершенно различными для каждого из читателей. Каждый читатель по-новому читает или снова «создает» то или иное произведение, и оценивает, стоило или не стоило это писать, думать и мучатся.

Лаивпресс: В основе рассказа лежит реальное событие или это в основном, плод вашего воображения? Естественно, я не имею в виду персону, известного под именем Марадона, который реально существовал и события, которые, тоже реально произошли в Абхазии.

Бека Курхули: Марадона действительно существовал, он совсем недавно умер, упокой Господь его душу. Отличить реальное от нереального в литературном произведении часто бывает сложно и писателю. Между прочим, когдаизвестный литературный критик, Ипполите Вартагава задал похожий вопрос Важе Пшавела, тот, в эссе «В ответ господинуИпполите Вартагава» не поленился и перечислил каждое из своих произведений, подробно описав, что в его шедеврах было реальным, а что - фантазией писателя. Хотя, сейчас, для писателя это менее важно, разве что дотошные критики или литературные исследователи могут заинтересоваться этим.

Лаивпресс: Интересно, есть ли прототип, у одного из персонажей рассказа – Бигвава? Если да, то, кто он?

Бека Курхули: Да, у Бигвава есть прототип. Это сам Бигвава и все это приключилось с ним. Где он сейчас, и как живет, я не знаю. Наверное, он в Сочи.

Лаивпресс: Знают ли абхазы об этом рассказе? Если да, какие отзывы последовали с их стороны?

Бека Курхули: Пока что, только мой абхазские друзья. К сожалению, у нас на данном этапе, нет никакого общения с абхазским обществом. Ситуация еще больше осложнилась после августовской войны 2008 года. Между прочим, когда в мае 2008 года, в Абхазии ввели дополнительный контингент российских военных, чтобы «защитить железную дорогу», я был в Зугдиди и было ясно, что Россия готовиться к очередной агрессии. В Самегрело говорили о приближающейся военной опасности. Хотя, слава Богу, человеческие контакты не прекратились. Раз уж речь зашла о человеческих контактах, не могу не отметить еще один факт. Сегодня, по обе стороны Ингури активно обсуждается вопрос лечения абхазов в Грузии. Думаю, разговоры об этом и подчеркивание этой темы, это общий позор. Если лечишь, лечи, что из того? Упрекаешь? Что это за поведение? Где это видано? Что значит, грузин лечит абхаза? В это время, врач лечит пациента и все. Скажем, в Сухуми появилась аппаратура, которой нет в Тбилиси, и я решу перевезти своего ребенка туда, то что сделают абхазские врачи? Расстреляют меня? Или не примут ребенка, раз он грузин? Разве известный хирург из Сухуми Лео Бокерия спрашивает у пациента о национальности до начала операции? Иногда мы сами себя ставим в анекдотичную ситуацию. Мы тут говорили о литературе. «Марш Марадоны» был переведен на английский язык. Конечно я обрадовался, но разве абхазские и грузинские читали должны читать эти произведения на английском и русском языках? Так почему же не на китайском? Мы - южане, привольный народ и лучше, будем шутить и смеяться, хотя, на самом деле, хочется плакать, а не смеяться.

Лаивпресс: Знаю, что сборник ваших рассказов под названием «Скандара», в который вошел рассказ «Марш Марадоны», с памятной надписью автора, вы передали в Сухуми своим абхазским друзьям. Как эта книга попала на территорию Абхазии и какое впечатление произвела она на вашего друга? Поделился ли он своей эмоцией и отношением?

Бека Курхули: Сборник «Скандара и другие рассказы» был издан издательством «Интеллект» и мы совместно отправили его в Сухуми. Несмотря на то, что книга считается самой «страшной контрабандой», мы все же не опасаемся произведений друг друга. Интерес был довольно высоким, а впечатление было связано скорее, с самим фактом, а не с литературной ценностью рассказа. К сожалению, мы все больше отдаляемся друг от друга и все меньше понимаем друг друга, как в прямом, так и в переносном смысле. Существует и проблема перевода. Хотя, есть и счастливые исключения. В Тбилиси живет прекрасный переводчик, госпожа Ирма Осиа, которая очень многое делает, для сближения грузинской и абхазской литературы.

Лаивпресс: Вы лично встречались с сухумским Марадоной? Остались ли у вас конкретные воспоминания?

Бека Курхули: Нет, не встречался. Есть лишь воспоминания из глубоко детства о сухумском пляже, где он бывал, но это не то. О Марадоне, в основном, слышал от своих сухумских друзей. Я очень ценю сухумцев. Чего стоят Гено Адамия, Гурам Габискирия, Серго Ахалая и Пиртава. И остальные, очень достойные люди. Не говоря об этой проклятой войне, они какие-то другие, утонченные люди. Говоря о сухумцах, естественно, я имею в виду не только грузин, но и абхазов. Сухуми особенный город, настоящий приморский, портовый город и его жители, в первую очередь - сухумцы, несмотря на национальность – также, как и жители Поти, Кутаиси, Гори, Тбилиси, Телави и т.д. Мы обрушили на Сухуми большое несчастье, сначала 14 августа 1992 года, а потом, 27 сентября 1993 года. Эти две злополучные даты трагически изменили судьбу этого города. Я не знаю, как можно это исправить.

Лаивпресс: Что вы хотели сказать рассказом «Марш Марадона»? Я понимаю, что каждый читатель по своему воспримет, то что вы хотели сказать, не есть ли в рассказе конкретный посыл автора?

Бека Курхули: На этот вопрос я частично ответил. Самым откровенным ответом будет – не знаю! Это написано... А, что это было, ностальгия, очарование человеческого сочувствия, тоска по Сухуми или все вместе. Я правда не могу точно сказать.

Лаивпресс: Хочу коснуться рассказа «Убийца», который вошел в ваш сборник «Снежный город“. В нем война в Абхазии показана такой, какая она есть, со всей своей жестокостью, с индивидуальными трагедиями, которые выходят за личные рамки и превращаются в массовое, более масштабное явление. Особенно драматичен финал рассказа. Какие отзывы вызвал рассказ, как в грузинском, так и в абхазском обществе? Что делает человека убийцей, время или условия, возникшие в его окружении? Можно ли и во время войны защищать главные ценности или вооруженный конфликт не признает эти принципы?

Бека Курхули: Это сложный и интересный вопрос. Прозаический сборник «Снежный город» был издан в 2014 году, издательством «Сиеста» и стал номинантом самой престижной литературной премии «Саба». Эта книга совсем недавно была издана на итальянском языке, издательством „Stilo Editrice“,«Стило Едитриче». Превосходный перевод принадлежит госпоже Нуну Геладзе. Книга, и в частности, этот рассказ – «Убийца» вызвал довольно много откликов в грузинском обществе, и я надеюсь, его с интересом встретят итальянские и европейские читатели. Но, я искренне должен сказать, что для меня еще более важным является мнение абхазского читателя. Говорю об этом не потому, что хочу получить расположение и сыграть на сантиментах. Наоборот – сейчас, в нашем обществе очень модно посыпать голову пеплом, заниматься самобичеванием и делать заявления о том, что во всем наша вина, с чем я категорически не согласен. Наша ответственность за этот конфликт – огромна, но в природе нет такого, чтобы только одна сторона была виноватой. Я знаю, что подобное сюсюканье, абсолютно безвкусные и низкопробные фильмы и клипы, вызывают у абхазов не меньшее раздражение, чем в свое время выстрелы, и это раздражение мне понятно. Сперва стреляешь в человека, а потом, его же, по вполне понятным причинам ставшего врагом, называешь братом, это больше чем глупость. Это - цинизм. Давайте лучше будем спорить, ссориться и не соглашаться, чем опускаться до такой фальши и лжи. Я не знаю, в чем выход. Во всяком случае, он точно не в лицемерии и двурушничестве.

Я знаю только одно: - Мы, абхазы и грузины должны сесть за стол и вместо взаимных обвинений, грузины должны говорить об ошибках и зверствах грузин, а абхазы, об ошибках и жестокости абхазов. Только так можно начать диалог. Подчеркиваю – только начать. В противном случае, мы в глазах всего мира, будь то Россия, Америка или Европа, являемся и будем оставаться народами, с которыми не стоит считаться, и которым можно управлять, в лучшем случае, относиться к ним только с жалостью. И с этим фактом не поспорит ни наша общая культура, и цивилизация, насчитывающая два тысячелетия, ни величие Светицховели и Бедийского храма. Мы должны осознать одну простую истину: - До тех пор, пока абхаз Квеквескири будет стрелять в сторону грузина Квеквескири, а грузин Ахвледиани будет замахиваться ножом в сторону абхаза Ахвледиани, победителем всегда будет другой.

Лаивпресс:
Есть ли у вас коммуникация с абхазскими писателями? Знакомы ли вы с их творчеством? Что вы думаете о них?

Бека Курхули:
Нет, к сожалению, нет, хотя если с их стороны подобное желание появиться, я готов к общению. Что касается абхазской литературы, мне знакомы имена Дмитрия Гулия, Баграта Шинкуба, Фазиля Искандера, Ивана Тарба, Даура Начкебия, Джумы Ахуба. Я бы выделилроман «Последний из убыхов». Считаю его очень значительным произведением, как для абхазов и грузин, так и для всего Кавказа. Читал несколько рассказов Даура Начкебия о нашей войне и они также произвели на меня большое впечатление. К сожалению, несмотря на мое уважение, не могу того же сказать о Дмитрие Гулия. Особого восхищения его произведения не вызвали. Я с антипатией отношусь к персоне и творчеству Фазиля Искандера, поэтому не смогу быть объективным. С творчеством господ – Ивана Тарба и Джумы Ахуба я не настолько близко знаком, чтобы позволить себе оценивать их.

Лаивпресс:
В целом, что общего и в чем разница между абхазской и грузинской литературой?

Бека Курхули:
Боль. По-моему, абхазскую и грузинскую современную литературу сегодня объединяет одно – боль! – Открытая и незалеченная рана, которая и сегодня кровоточит. Что касается разницы – кроме языкового барьера, большой разницы я не вижу. Языковую разницуя скорее считаю не разницей, а многообразием и богатством.
| Print |  E-mail
FaceBook Twitter Google
Другие материалы из этой категории






Автор: Нино Толорая

Cо дня признания Российской Федерацией независимости Абхазии и
Южной Осетии прошло 10 лет.
16:02 / 15.08.2018
Автор: Нино Толорая

Cо дня признания Российской Федерацией независимости Абхазии и Южной Осетии прошло 10 лет.






Автор: Нино Толорая
Профессор Сухумского государственного университета Зураб Папаскири
после окончания военного противостояния 1992-1993 гг. провел сто
дней в изоляторе временного содержания
22:14 / 22.04.2018
Автор: Нино Толорая

Профессор Сухумского государственного университета Зураб Папаскири после окончания военного противостояния 1992-1993 гг. провел сто дней в изоляторе временного содержания






Автор: Нана Хубутия

Язык театра, который понятен всем, может стать способом диалога
между противоположными
10:33 / 28.02.2018
Автор: Нана Хубутия

Язык театра, который понятен всем, может стать способом диалога между противоположными






Автор: Нино Толорая

Абхазский политик Тенгиз Джопуа, не исключает возможности грузино –
абхазского
13:38 / 26.02.2018
Автор: Нино Толорая

Абхазский политик Тенгиз Джопуа, не исключает возможности грузино – абхазского
Политика
По какой причине жители Гали соглашаются или отказываются от вида на жительство

Автор: Тамар Затнарая

Процесс выдачи вида на жительство, который начался в Абхазии летом, продолжается. Часть жителей

Женщины в политике на примере Зугдиди
Автор: Тамар Зантарая

По оценке организаций, работающих над гендерными вопросами, на руководящих должностях самоуправляющихся единицженщины представлены в малом
Возможный отказ Сухуми и Москвы от женевского формата – будущее международных переговоров
Автор: Нино Толорая

После решения комитета заместителей министров Совета Европы, в котором впервые было зафиксировано, что конфликт происходит между Российской
Торговые коридоры с Россией и Абхазия, как часть этих коридоров – дискуссия в Зугдиди [Видео]
Автор: Нино Толорая

Конфликты в Грузии, Россия, Абхазия, перспектива нормализации отношений, новые реалии, их вызовы и пути преодоления, - эти темы обсуждались
Культура
Зугдидский ученик восстановил старинный колхский музыкальный инструмент [фото]
Автор: Нана Хубутия

17-летний Дмитрий Карчава два года назад занялся поиском старинных народных инструментов и игрой на них.
В Зугдиди, в селе Цване, изучают колхидское дворище
В селе Цване Зугдидского муниципалитета, на месте колхидского дворища, ведутся археологические исследования.
В Чхороцку обнаружили древнейшую железную мастерскую
В селе Лецурцуме Чхороцкуйского района обнаружили остатки мастерской.
Новый фестиваль в Анаклиа и новое предложение жителям Абхазии [фото]
В Анаклиа началась подготовка к новому фестивалю ECHOWAVES.
Выбор редактора
Автор: Тамар Зантарая

Водители частных микроавтобусов и такси, которые курсируют от центра Зугдиди до села Рухи, к административной границе Абхазии, так же владельцы телег,
Автор: Нана Хубутия

В селе Адзюбжа, в устье реки Кодори жили темнокожие люди с африканской внешностью. Они отличались от абхазов только цветом кожи, в остальном, их
Тамар Зантарая

В Мартвили, молодая женщина - винодел обустроит коллекционный виноградник, где будут выращиваться находящиеся на грани