Общество
Люди спустя 26 лет после войны
Автор: Нино Толорая

После военного сопротивления в Абхазии прошло ровно 26 лет. Эта дата одинаково тяжела как для грузин, так и для абхазов, так как были понесены не только материальные, но и что самое главное, большие людские потери.

Хочешь забыть, но не можешь. И, как можно забыть те дни? - так начинает беседу с «Лаивпресс» 43-летний сухумец, Мамука Парцвания, который тогда потерял двух братьев, 17 и 19 лет. Они находились на Гумисте, когда взорвались на мине. Сейчас он живет на улице Лагидзе, во вновь отстроенном поселении для беженцев, с женой и двухнедельной дочкой. О войне он ни с кем и никогда не говорит. Исключение сделал для «Лаивпресс» и рассказал о тех тяжелых днях. Тогда ему было всего 16 лет. Сам в боевых действиях не участвовал. Помнит, что в последний раз, когда видел братьев, отец предложил им уехать в деревню, боясь, что их могут убить. На что братья ответили, что за Грузию свою жизнь отдали девять братьев Херхеулидзе и они также готовы погибнуть за родину. Эти слова сбылись через неделю. Родители, бабушка и мамина тетя, несмотря на войну, остались в Абхазии. Самому, через Сванетию, удалось добраться до Зугдиди. Умершие люди по дороге, голод, холод и желание спастись, - таким остались в память молодого человека первые дни беженства. Сначала все воспринималось не так болезненно. Это ощущения пришло позже, когда он оказался на безопасном месте. Потом были несколько лет бессонницы. Перед глазами все время всплывали фрагменты увиденного и пережитого.

«Все время вспоминал, как в Сванетии упал вертолет, привозивший хлеб и еду. Все сбрасывали сверху. Когда я поднимал хлеб, люди вырывали его у меня из рук. Несмотря на отказ пилота, людей все равно затолкнули в вертолет. Там была молодая женщина, с младенцем на руках. Ее ну пускали, я сказал, что жаль ее и попросил взять. Она с радостью села. До сих пор помню ее лицо. Вертолет не смог набрать высоту. Столкнулся со скалой и взорвался», - вспоминает Мамука Парцвания, который прошел половину пути до Сванетии, почти босиком, по мокрому снегу и слякоти.

Братьев похоронили в Сухуми. Он никогда там не был. Только мама, воспользовавшись чужим паспортом, смогла перейти и навестить могилы, говорит, что от горя в 2016 скончался отец.

«Мы жили дружно, 15 детей, русские, армяне, абхазы, вместе весело ходили на море. Сейчас даже на могу слышать абхазского акцента. Мне становится плохо», - рассказывает беженец, который не смог реабилитироваться даже спустя 26 лет после войны. Сегодня у него появилась цель в жизни – двухнедельная дочка, которую боится взять на руки, чтобы случайно не причинить вред. Если в семье появятся сыновья, назовет их именами братьев.

Начало войны оказалось полной неожиданностью для жительницы Гали Мзии Басария. Она помнит нагруженные машины, которые ехали из Сухуми, Гагры, Очамчиры. Ей также советовали уехать.

«Нам тоже предлагали уехать, но никто не думал покидать дома. Когда они приблизились и все стало ясно, оставаться не было смысла. Всех, кто остался, расстреляли. Каждый спасался, как мог. У моего дяди был автобус и меня с четырьмя детьми перевезли», - вспоминает Мзия Басария.

Они верили, что их это не коснется, пока 27 сентября не пал Сухуми. Ничего не взяла с собой. Не успела. Пересекла административную границу с детьми и с другими членами семьи. Считает, что с абхазами ей нечего было делить, по ее словам, и тогда, и сейчас, ей намного легче находить общий язык, с абхазом, чем с русским:

«Пошли слухи о том, что в Гаграх играют футбол человеческими головами. В Гали тоже был стадион, все очень испугались. Кто бы остался? Кто смог, уехал».

Перебравшись в Зугдиди со свекровью, которая была при смерти, остановились у родственников в Цаленджихе. После вселились в гостиницу «Одиши», в центре Зугдиди, которая оказалась сгоревшей. На грузовой машине перевезли свои вещи и обустроили комнаты для жилья.

Через годы смогла вернутся в Гали. Там живут родители. Периодически навещает родной дом. Школу дети закончили также, в Гали.

Танки, русские и абхазские военные, Мхедриони, убийства и грабежи, дефицит продуктов, живые очереди у Ингурского моста, - такова хроника войны для 75 – летнего очамчирца, Гиглы Микава. Ему, с двумя детьми, тоже пришлось покинуть дом. До этого, в дни военного сопротивления, он вместе с абхазами не спал ночами. Думали и рассуждали о мирных днях сосуществования, о выходе из ситуации, который им смутно представлялся. Потом они ушли и с тех пор он их не видел. В Зугдиди собирался ехать на новом автомобиле, который отобрал Мхедриони. Позже, выкупил его взамен на 30 тысяч купонов, хотя его предупредили, что в дороге, машину все равно отберут. Поэтому, он оставил ее и вместе с семьей пешком пересек административную границу.

Сейчас в доме Гиглы Микава живет абхаз, некий Пачулия. Племянник привез фото дома из Очамчиры. Он все еще не теряет надежду вернутся. Хотя, боится, что может не дожить до этого дня.

Если та, третья сила, оставит нас в покое, мы и абхазы снова будем вместе, в это верят и спустя 26 лет. Сегодня жизнь для нашего респондента продолжается во вновь построенных корпусах для беженцев. Другие по сей день живут в детских садах и помещениях различного назначения, в которых тяжелые бытовые условия. Для них время медленно, но течет, в надежде на получение нового жилья и возвращение в Абхазию. Эта надежда - ровесница войны.
| Print |  E-mail
FaceBook Twitter Google
Другие материалы из этой категории






Автор: Нана Хубутия

Единственный водный транспорт – паром, сохранился в Самегрело лишь
в Сенаки.
10:15 / 14.09.2018
Автор: Нана Хубутия

Единственный водный транспорт – паром, сохранился в Самегрело лишь в Сенаки.






Автор: Нана Хубутия

Гоми (мамалыга) считается главным блюдом гастрономической культуры
Самегрело.
11:41 / 11.09.2018
Автор: Нана Хубутия

Гоми (мамалыга) считается главным блюдом гастрономической культуры Самегрело.






Автор: Нана Хубутия

В Мартвили, на фабрике по переработке чая, начали производить
органический чай.
13:03 / 25.08.2018
Автор: Нана Хубутия

В Мартвили, на фабрике по переработке чая, начали производить органический чай.






Автор: Нана Хубутия

Походы, спелеотуризм, дайвинг или проще говоря, посещение пещер,
это то, что привлекает множество многих туристов в Европе.
12:04 / 24.08.2018
Автор: Нана Хубутия

Походы, спелеотуризм, дайвинг или проще говоря, посещение пещер, это то, что привлекает множество многих туристов в Европе.
Политика
По какой причине жители Гали соглашаются или отказываются от вида на жительство

Автор: Тамар Затнарая

Процесс выдачи вида на жительство, который начался в Абхазии летом, продолжается. Часть жителей

Женщины в политике на примере Зугдиди
Автор: Тамар Зантарая

По оценке организаций, работающих над гендерными вопросами, на руководящих должностях самоуправляющихся единицженщины представлены в малом
Возможный отказ Сухуми и Москвы от женевского формата – будущее международных переговоров
Автор: Нино Толорая

После решения комитета заместителей министров Совета Европы, в котором впервые было зафиксировано, что конфликт происходит между Российской
Торговые коридоры с Россией и Абхазия, как часть этих коридоров – дискуссия в Зугдиди [Видео]
Автор: Нино Толорая

Конфликты в Грузии, Россия, Абхазия, перспектива нормализации отношений, новые реалии, их вызовы и пути преодоления, - эти темы обсуждались
Культура
Зугдидский ученик восстановил старинный колхский музыкальный инструмент [фото]
Автор: Нана Хубутия

17-летний Дмитрий Карчава два года назад занялся поиском старинных народных инструментов и игрой на них.
В Зугдиди, в селе Цване, изучают колхидское дворище
В селе Цване Зугдидского муниципалитета, на месте колхидского дворища, ведутся археологические исследования.
В Чхороцку обнаружили древнейшую железную мастерскую
В селе Лецурцуме Чхороцкуйского района обнаружили остатки мастерской.
Новый фестиваль в Анаклиа и новое предложение жителям Абхазии [фото]
В Анаклиа началась подготовка к новому фестивалю ECHOWAVES.
Выбор редактора
Автор: Тамар Зантарая

Водители частных микроавтобусов и такси, которые курсируют от центра Зугдиди до села Рухи, к административной границе Абхазии, так же владельцы телег,
Автор: Нана Хубутия

В селе Адзюбжа, в устье реки Кодори жили темнокожие люди с африканской внешностью. Они отличались от абхазов только цветом кожи, в остальном, их
Тамар Зантарая

В Мартвили, молодая женщина - винодел обустроит коллекционный виноградник, где будут выращиваться находящиеся на грани