Мультимедиa
Пчеловодство в селе Рухи и арабское будущее «Рухи дедопали»
FaceBook Twitter
E-mail Print
В селе Рухи, Зугдидского муниципалитета организовано пчеловодческое хозяйство. До оккупированной Абхазии отсюда рукой подать. Хозяйство насчитывает около 200 пчелиных семей. Медом местного производства заинтересовались Арабские страны. Уже осуществлен экспорт в столицу Катара, Доху и готовятся контракты для ввоза продукции в другие страны. Хозяйством, которое известно под названием "Серая королева", руководит 25 – летняя Тамар Кварацхелия.

В семейный бизнес Тамар включилась всего два года назад, благодаря случаю. Однажды, в период работы в одной из туристических компаний, к ней обратился друг, студент - иностранец, который усомнился в натуральности купленного им грузинского меда. Тамар подарила ему мед, изготовленный ее семьей. Продукт так понравился отцу туриста, что тот даже увез его в родную Саудовскую Аравию. Позже он опубликовал фото с грузинским медом в Iნსტაგრამ. За этим последовали заказы. Тогда она подумала, что ей и самой стоит взяться за это дело и поработать в направлении маркетинга.

Официально оформила бизнес, зарегистрировав его в конце 2019 года, сначала, как "Рухи 2", но вскоре поняла, что для популяризации и продвижения бренда нужно изменить название. Так и выбрала - "Рухи дедопали" ("Серая королева") - от вида грузинской серой пчелы и местонахождения, объединив две стороны названия.

Вскоре после этого, уже в январе, она получила приглашение на фестиваль, который состоялся в столице Катара, Дохе. В нем принимали участие 124 страны. Их продукция заслужила большое одобрение и была распродана за неделю. Тогда в Доху она привезла с собой и мед с миндалем, фундуком и грецкими орехами. Эту линию продукции Тамар планирует запустить летом. Инвестор предложил открыть магазин грузинского меда в Дохе, хотя пришлось все отложить из - за пандемии.

Однако коронавирус не смог помещать процессу продаж. На фоне улучшения ситуации в мире, начали работать на экспорт. Летом в Доху было отправлено до 80 килограммов меда, затем экспортировали еще 600. На данном этапе ведутся переговоры с Саудовской Аравией, Бахрейном. Уже обсуждаются вопросы по договору. В апреле ожидается прибытие инвесторов в Грузию. Есть предложения и от других государств, хотя пока дело не дойдет до заключения контракта, она предпочитает не говорить об этом.

"Им очень нравятся вкусовые качества нашего меда. Особенно, в арабских странах. Как только открывают крышку банки, сразу же чувствуют аромат. У нас всегда одинаково качественный мед. Мы не используем вредные для здоровья антибиотики, как и пищевые добавки к меду. Пчелы работают полностью на своей базе, чтобы производить натуральный мед", - сказала нам Тамар.

Сегодня они продают свою продукцию через социальные сети практически во всех регионах Грузии. Стоимость килограмма меда - 30 лари. Помимо Рухи, их пасеки расположены также в Джихашкари и Цаленджихе, всего около 400 семей. В хозяйстве заняты до 10 человек. В год производят, в среднем, 8 тонн меда.

По словам Тамар Кварацхелия, большой мотивацией для нее является то, что она из приграничного села, и все это происходит недалеко от Абхазии.

32-летний Лери Гучуа тоже работает на предприятии "Рухи дедопали". Он разъясняет нам, что для получения хорошего меда, нужны опытный пчеловод, качественные лекарства, умение различать антибиотики, а также, по его словам, важно знать время и методы обработки.

В прошлом году, как их так и другие пчеловодческие хозяйства по всей стране, понесли убытки, из за распространения опасного паразитного заболевания медоносных пчел варроато́з, вызываемое клещами рода Варроа. Признает, что тогда они подобрали неправильный подход в борьбе с вредителем. В этом году пытаются не повторить ошибок.

Лери занимается пчеловодством семь лет. Изначально в хозяйстве было три семьи. Потом, решили расширить бизнес, прибегнув к услугам банка. Сейчас он думает о дальнейшем развитии предприятия.

Позади пчеловодческих хозяйств находится Абхазия. По словам Лери, будет хорошо, если грузинские пчеловоды и организации заинтересуются семьями, проживающими на оккупированных территориях, которые занимаются пчеловодством. Он рассказывает, что пандемия нанесла ущерб и бизнесу этих людей, так как они не могли приезжать в Зугдиди для приобретения необходимых препаратов. По этой причине, у многих из них пчелы погибли. Кроме того, возникли проблемы и с реализацией меда.
Print E-mail
Twitter