Комментарий
Молодое поколение готово подружиться с нами - блогер из Абхазии
FaceBook Twitter
E-mail Print
Гела Хасая из оккупированной Абхазии, cегодня живет на подконтрольной Грузии территории, хотя часто пишет о своем родном Гали, о правовом статусе жителей Гали. С этой целью он создал фейсбук блог «Новости Абхазии». Наряду с новостями, здесь вы найдете фото и видео из Абхазии.

Лаивпресс: Сначала представьтесь нашим читателям. Кто вы и чем занимаетесь?

Гела Хасая: Я из Абхазии, из села Саберио Гальского района. Мои до сих пор живут там. Я закончил школу в Гали. Тогда я решил поступить в Абхазский т.н. государственный университет. Это было непростое решение. У этого решения были свои плюсы и минусы.

Лаивпресс: Каковы были позитивные и негативные стороны этого решения?

Гела Хасая: Я и до поступления общался с абхазскими друзьями. В шестом или - седьмом классе были проблемы, которые мешали нашей коммуникации в лагерях. Нас всегда делили на гальцев и сухумцев. Но я не помню, чтобы мы как команда, были в одном проекте.

Лаивпресс: Зачем? Кто вас так делил? Или вы сами дистанцировались друг от друга?

Гела Хасая: С обеих сторон было подобное отношение. У нас тоже был стереотип, что они не хотят с нами, и они также думали, что они не нравятся гальцам. Это также вина родителей, окружающей среды, школы, людей. Затем это влияет на то, в каком настроении вы приходите, с каким настроем встречаете людей. Поэтому мы дети из Гальского района, держались отдельно, Сухумские - отдельно.

Распределение по комнатам производилось таким же образом. Все это всегда вызывало у меня протест. Но потом мы все же пытались как-то общаться и дружить. Это было положительным моментом, для того, чтобы разорвать эту цепочку стереотипов.

Именно это меня и интересовало, смогу ли я подружиться с ними в университете и в той среде, в которой я буду находиться. При этом я думал, что, житель Гальского района, окончивший Абхазский университет, обязательно должен работать на ГЭС или в школе. Бытует такое мнение. Я думал, что это какой-то стереотип, но в процессе обучения понял, что это действительно так, и что у нас нет возможности работать в Сухуми или Очамчире.

Негативом было то, что мне придется закрывать глаза на российскую пропаганду. Я заранее знал, что ничего там опротестовать не смогу. Кроме того, у меня были ожидания, что мои подозрения могут оправдаться и я не буду принят обществом. В-третьих, отношение лекторов, так как я слышал, что они оказывали давление на грузинских студентов, снижая им баллы. В моем случае это было оправдано. Многие преподаватели снижали баллы. Были и такие, которые утверждали, что я не грузин, а мегрел. Первой проблемой, с которой я столкнулся, был экзамен по истории Абхазии, где мне попался билет совсем по другому вопросу, но, к моему сожалению, и удивлению, вместо этого билета меня сознательно вынудили рассказывать о военном периоде. Я проучился там три года, а в конце третьего - переехал в Тбилиси, в Сухумский университет.

Лаивпресс: Что стало причиной этого решения?

Гела Хасая: Причин много, но скажу о главной. Я проанализировал и понял, что я смогу работать только на ГЭС и Гальских школах, и другой перспективы у меня нет. Вторая причина - постоянные походы в полицию и разговоры на различные темы. Например, они приходили в университет и спрашивали, кто на курсе грузин-мегрел. Потом нас вызывали. Спрашивали, были ли у нас какие-либо контакты с Грузией и если да, то какие. Они предлагали нам определенное сотрудничество, но получали отказ. Положительным моментом было то, что за эти три года у меня никогда не было проблем со студентами, однокурсниками, соседями, молодежью. Напротив, было много случаев, когда мои однокурсники защищали меня от лектора. Они выражали протест, по поводу текстов, с которыми они ко мне обращались.
Лаивпресс: Ваши стереотипы разрушились ...

Гела Хасая: Да. Молодое поколение готово к общению, готово подружиться с нами. Но есть один основной закон, прежде чем вступать в коммуникацию - мы не должны говорить с ними о политике, территориальной целостности. Они также не оскорбляли меня и не утверждали, - Абхазия наша и пойми это. Я себе тоже не позволял утверждать обратное.

Лаивпресс: Хотя вы уехали из Абхазии, но вы все еще пишете о тамошних новостях. Также создали блог в фейсбуке. Почему вы решили выражать свое мнение в такой форме? Чему все это служит?

Гела Хасая: Я вижу самую большую проблему в Абхазии, самая большая проблема именно там, но люди по эту сторону границы имеют очень мало информации о том, что там происходит сегодня. Когда я учился в Сухумском университете, меня часто спрашивали, что значит, что обучение ведется на русском языке, разве грузинский запрещен? Когда я слышал такие вопросы, у меня возникало ощущение, что мы вряд ли когда-нибудь вернем в Абхазию. Если у общественности не будет достоверной информации и интереса, думаю, восстановить эти отношения будет невозможно. Я был активен, даже тогда, когда жил в Сухуми. Я понимал, что это может быть опасно. Я делал прямые включения из центра Сухуми и говорил по-грузински. Я даже нескольким грузинам их дома показал, где сегодня живут другие люди. Когда я перешел, почувствовал, что несу ответственность. Я не смог поступить так, что вот я уехал и пока. Я никогда не скажу, что хочу быть блогером или что я блогер. Важно, хоть до одного человека донести информацию. Исходя из того, что я знаю и что я испытал на себе, думаю, хорошо передать все это кому-то еще, и тогда он сам сможет оценить, что хорошо, а что плохо.

Лаивпресс: Когда вы так открыто пишете о правах жителей Гали, не боитесь, что живущие там члены вашей семьи окажутся в опасности?

Гела Хасая: У меня была эта проблема, когда я жил в Абхазии. Тогда они более чутко реагировали на каждое мое движение. Они передавали моим родителям, чтобы они меня вразумили. Но сегодня... Не знаю, насколько я прав... Я сегодня более активен. Несмотря на то, что я появлялся на телевидении, открыто говорил на какие-то темы, к моим никто не приходил. Взять хотя бы того парня, сжегшего абхазский флаг в Гали. Если бы он сделал это 6-7 лет назад, я могу сказать с 90% - й уверенностью, что его не было бы в живых сегодня. Этим я хочу сказать, что по мере нашего развития, с годами развивается и Абхазия.

Лаивпресс:
Поддерживаете ли вы общение с абхазскими однокурсниками?

Гела Хасая: Да, поддерживаю. У меня все они в друзьях в фейсбуке. В фейсбуке есть функция чтения моих грузинских постов на русском языке, и они читают их. Я открыто пишу о своем отношении. Поэтому, когда я говорю о них, я стараюсь не упустить из виду реальность и не сказать того, чего не было.

Лаивпресс: Продолжите ли вы работу по абхазской проблематике? У вас есть какие-то конкретные планы? Собираетесь съездить туда?

Гела Хасая: Я хотел бы создать неправительственную организацию, которая действительно будет работать в этом направлении, но не так, как сегодня работает большинство организаций. Грузии нужна организация, которая поможет людям, проживающим в Абхазии решить свои проблемы. Сегодня я не вижу ни одного такого пространства, ни одной конкретной локации, куда я бы я, житель оккупированной территории, пришел и что – то было сделано.

Большинство организаций находятся в режиме разговора. Показывают кадры, что бы мы не забывали Абхазию. На самом деле, за редким исключением, вряд ли кто-то может решать реальные проблемы. Что касается въезда в Абхазию, то у меня был временный документ, несмотря на то, что я учился в Абхазском т.н государственном университете, у меня не было паспорта. Я уже два года не пересекал так называемую границу, и поэтому документ был аннулирован. Если мне удастся сделать документы, я обязательно поеду, так как ничего опасного я не сделал. Думаю, никаких проблем не возникнет.

Лаивпресс: Чтобы вы еще хотели сказать?

Гела Хасая: Когда есть какие-то правила, исключения для людей, проживающих на оккупированных территориях, это не должно касаться только абхазов или грузин. Это должно касаться всех. Когда абхазы нарушают права жителей Гали, но в то же время, эти права нарушаются Грузией, это самая большая трагедия.

Я имею в виду здравоохранение, которое на 100% финансируется для абхазов. Я рад, что наше государство делает это, но то же самое должно относиться и к проживающим там грузинам. Мы находимся под двойным давлением. Еще хочу поговорить о выборах. Государство не сделало ни одного заявления, что сожалеет о том, что эти люди не могут участвовать в выборах. Ни одна платформа для этого не была использована. Им даже в голову не пришлось придумать что то, чтобы и они могли воспользоваться своим правом голоса. Я имею в виду, что абхазов мы не интересуем, но и грузинской стороне мы тоже к сожалению, не очень интересуем.
Print E-mail
Twitter
Другие материалы
Как пандемия коронавируса повлияла на формирование местного
бюджета,
23:13 / 23.12.2020
Как пандемия коронавируса повлияла на формирование местного бюджета,
Известно, что глаза, один из важнейших органов человека и за ними
необходимо ухаживать.
20:09 / 17.10.2020
Известно, что глаза, один из важнейших органов человека и за ними необходимо ухаживать.
Хотя количество инфицированных коронавирусом людей в мире превысило
35 миллионов,
11:29 / 07.10.2020
Хотя количество инфицированных коронавирусом людей в мире превысило 35 миллионов,
Мультимедиa
Зугдидские эльфы - женщины-активистки на помощь другим людям [фото]
Девушки носят тяжелые мешки. Взвешивают их и распределяют в большие
В надежде на чичилаки во время пандемии [фото]
Семья Начкебия, проживающая в селе Чкадуаши, уже в течение многих под
Бизнес, пострадавший от пандемии
Пандемия коронавируса нанесла урон по бизнесу, в том числе,
Бабушка-дедушка, победившие Covid [Видео]
Новый коронавирус победили
Котенок и дети - онлайн уроки в начальном классе
В связи со случаями выявления коронавируса, начальные классы Зугдидской