Советские репрессии
Князь из Дарчели, ставший одним из организаторов восстания против советского режим [видео]
FaceBook Twitter
E-mail Print
автор:Тамар Зантараиа

Князю Варламу Анчабадзе из Дарчели было 36 лет, когда сельское население возложило на него большую ответственность за народные выступления против советской власти, во время восстания 1924 года. Молодого князя избрали председателем комитета по восстанию и обороне социал-демократической партии в общине Дарчели, в которую входили села нижней зоны.

После подавления восстания, советская власть не простила Варламу Анчабадзе такой активности. Его дважды арестовывали, и он отбыл наказание, хотя большевики сочли, что этого недостаточно для одного из организаторов восстания и 30 декабря 1937 года его расстреляли.

Варлам Анчабадзе был не единственным членом семьи, который стал жертвой советских репрессий. Не простили соучастие в восстании и его братьям: Алеше, Коле, Жоре и Мамии Анчабадзе. Их арестовали и сослали в Сибирь.

В Дарчели до сих пор вспоминают о семье Анчабадзе. Особенно дороги эти воспоминания для семьи исследователя Григола Чедиа, в которой хранятся уникальные материалы о прошлом Дарчели и абхазских князьях, в том числе, и фотографии.

Григол Чедиа является автором нескольких книг и работ на эту тему. Он до сих пор сожалеет о том, что в свое время, не поговорил с пожилой супругой Варлама Анчабадзе, которую ему довелось встречать в молодости.

"Представьте себе сколько тайн эта женщина унесла с собой", - говорит Григол Чедиа, в памяти которого до сих пор сохранилась такая картина: сидящая в кресле – качалке на балконе мегрельского дома - оды, Медико Чичуа - Анчабадзе, с газетой "Правда" в руках.

У Варлама Анчабадзе не было детей, и их участок, расположенный в Дарчели, по наследству достался потомкам брата Варлама, Мамии Анчабадзе.

Ерекле Анчабадзе, который унаследовал дом, сейчас не живет в селе. Участок нам показывает Григол Чедиа и рассказывает о событиях, развернувшихся 95 лет назад.

"Варлам был младшим сыном Григола Анчабадзе. Он был лучшим, особенным человеком, которого любило все село. Он заботился о сельчанах. У него было более 50 крестников. Это значит, что народ его уважал. Дед вспоминал, что Варлам был хорошим человеком. Его жену он называл Медико, но она была не Медико, а Медик. Это и меня ввело в заблуждение, я ошибочно так и записал в своей книге.

Как говорят, у них было свое хозяйство. Их нельзя было назвать эксплуататорами. Они не были похожи на тех дворян, о которых обычно так говорили. Урожай делили так, чтобы это было на руку и крестьянам. Им давали земли. В неурожайные годы с них не взимали налога на землю, который был установлен по тем временам. Он выдавал крестьянам сено и кукурузу. Народ его боготворил. На базаре у них был магазин и там они продавали свою продукцию. Это было что-то вроде того, что сейчас называют бизнесом", - рассказывает Григол Чедиа.

В своей книге "Заселение и деятельность абхазских князей в Самегрело", исследователь пишет, что после поражения восстания 1924 года, у Варлама Анчабадзе отобрали дом – оду и одну лошадь с седлом. Помимо этого, его семью лишили избирательного права.

В 1937 году началась жестокая расправа над людьми, которые участвовали в восстании. После возвращения со ссылки, Варлама Анчабадзе снова арестовали. По постановлению особой тро́йки, при НКВД СССР от 1937 года, его приговорили к высшей мере наказания – расстрелу, приговор привели в исполнение немедленно.

Ранее, в 1921 году, репрессиям подверглись Алеша, Коля и Жора Григоловичи Анчабадзе. Мамия Анчабадзе был сослан в Казахстан в 1937 году, вернулся со ссылки в 1943 совершенно больным. Он скончался через три месяца, в ожидании очередного ареста.

Варлам Анчабадзе был реабилитирован через 52 года после расстрела, согласно приказу от 16 января 1989 года. Исследователь Григол Чедиа считает, что заслуга Анчабадзе не оценена должным образом и будущие поколения мало что известно о нем. Григол Чедиа переживает и о том, что без внимания остается могила одного из братьев Варлама Анчабадзе, похороненного в селе. По его словам, он неоднократно обращался к местной власти с просьбой оградить могилу Петре, того же Давида Анчабадзе, но безрезультатно, могила до сих пор не ограждена и кроме этого, треснул надгробный камень, установленный многие годы назад,

"По этому камню люди ходят. Даже бульдозер его переезжал", - говорит Григол Чедиа, который не теряет надежды, что однажды, кто-нибудь возьмет на себя заботу об этой могиле.

А сейчас его радует то, что готовится мемориальная доска с именем Варлама Анчабадзе, которую в ближайшее время установят на фасаде Дарчельской библиотеки.

Print E-mail
Twitter
Другие материалы
Шел 1937 год, эшелон перевозил заключенных в Свердловскую область,
в советский лагерь.
11:46 / 02.12.2019
Шел 1937 год, эшелон перевозил заключенных в Свердловскую область, в советский лагерь.
Шалве Начкебия из Абастумани было 26 лет, когда арестовал советский
режим, а в 1937 году,
11:13 / 30.11.2019
Шалве Начкебия из Абастумани было 26 лет, когда арестовал советский режим, а в 1937 году,
Мне было всего восемь месяцев, когда отца арестовали, -
рассказывает дочь репрессированного Русико Гамзардия,
14:26 / 23.11.2019
Мне было всего восемь месяцев, когда отца арестовали, - рассказывает дочь репрессированного Русико Гамзардия,
В сентябре 1924 года, в Зугдиди, чекисты вынесли смертный приговор
участникам восстания,
17:06 / 05.11.2019
В сентябре 1924 года, в Зугдиди, чекисты вынесли смертный приговор участникам восстания,
Мультимедиa
Возвращение после 25-летней ссылки [видео]
Это мой отец, Вано Бабилуа - говорит сын репрессированного из Поти, указывая на пожелтевшую фотографию,
Выставка старинных и новых сортов сыра в Зугдиди [фото]
Cреди 25 разновидностей сыра, представленных на Колхидском винном фестивале в Зугдиди,
Ботанический сад за месяц до открытия [видео]
Возобновлённый Зугдидский ботанический сад,
Орех оценивается по качеству [фото]
В Самегрело сбор урожая фундука вступил в активную фазу.
Анаклиа готовится к четырехдневному фестивалю [фото]
В Анаклиа готовятся к музыкальному фестивалю „Echowaves“. На данном этапе,