Мультимедиa
Траурная процессия, разделенная колючими заграждениями [фото]
FaceBook Twitter
E-mail Print
В этом селе и с этим человеком провела все детство, - рассказывает Нани Узарашвили, стоя у оккупационной линии Абхазии - Самегрело и издали, наблюдая за похоронной процессией. Она смотрит, как оплакивают двоюродного брата, с которым не виделась 7 лет и с которым провела все детство на побережье Ингури.

Она находится в селе Орасантия Зугдидского муниципалитета, а похороны проходят в селе Отобая Гальского района. Теперь пересечь реку Ингури, разделяющую эти села, не так просто, как это было в детстве. Нани Узарашвили трудно говорить, она закрывает руками глаза, cловно прячась от солнечных лучей, тайком вытирая слезы и избегая видеокамер. Ее не удивляет, что похороны, разделенные колючими заграждениями, освещают почти все грузинские медиа средства.

Всего несколько метров разделяют ее с ближайшими родственниками, которые так же, как и она горюют по умершему.

Она тихо произносит, что очень бы хотела сейчас находится по ту сторону – «Разве это жизнь? Не понимаю, почему так происходит», – спрашивает Нани и машет рукой, приветствуя родственников, находящихся за колючим заграждением. У Нани Узарашвили нет документов, необходимых для пересечения оккупационной линии. Она и сама, родом из оккупированного села Отобая, хотя не была там с тех пор, как стала беженкой.

Вместе с ней, на этом берегу Ингури стоят и другие родственники, у которых нет т.н. абхазского паспорта, формы номер девять, или вида на жительство. Это перечень документов, владельцы которых могут беспрепятственно передвигаться в обе стороны, через условную границу Самегрело – Абхазии. По причине отсутствия документов, Нани Узарашвили не смогла присутствовать на похоронах своей матери.

«Я даже не знаю, где находится ее могила», - разъясняет она.

Похоронная процессия скрылась с глаз, уже никого не видно, хотя на мосту, который соединяет два села и другой конец перекрыт колючим заграждением, все еще стоят Нани Узарашвили и ее родственники. Женщины плачут, мужчины поднимают стаканы за ушедшего и так провожают родного человека в последний путь. За «зрелищем» вместе с журналистами наблюдают полиция и жители села. Для них это уже стало привычным.

«Недалеко от этого места (Орсантия) находится кладбище села Отобая. Поэтому, покойного провожают по этой дороге. Этот процесс хорошо виден отсюда. Родственники, которые не могут перейти на ту сторону, наблюдают отсюда», - рассказывает жительница Орсантия, которая не пожелала назвать себя, так как она часто переходит в Гали. По ее словам, у нее есть необходимые документы, поэтому, проблем с передвижением не возникают.

Оккупационную линию Абхазии – Самегрело в течение дня пересекают сотни людей. Т.н. официальный пропускной пункт действует на Ингурском мосту. Документы пассажиров проверяют т.н. пограничники де-факто республики, часть из них абхазы, а часть - российские военные.

Ранее, помимо Ингурского моста, у т.н. границы Абхазии – Самегрело функционировали пропускные пункты Хурча – Набакеви, Саберио – Пахулани и Отобая – Орсантия, которые в 2016 году поэтапно были закрыты по решению де-факто правительства, с целью улучшения контроля оккупационной линии.
Print E-mail
Twitter
Другие материалы
В Самегрело сбор урожая фундука вступил в активную фазу.
10:34 / 15.08.2019
В Самегрело сбор урожая фундука вступил в активную фазу.
В Анаклиа готовятся к музыкальному фестивалю „Echowaves“. На данном
этапе,
10:26 / 15.08.2019
В Анаклиа готовятся к музыкальному фестивалю „Echowaves“. На данном этапе,
Приближаясь к бывшей охотничьей резиденции Дадиани, в Чкадуаши,
10:32 / 07.08.2019
Приближаясь к бывшей охотничьей резиденции Дадиани, в Чкадуаши,
Житель села Урта Зугдидского муниципалитета, Георгий Кирия,
14:42 / 04.08.2019
Житель села Урта Зугдидского муниципалитета, Георгий Кирия,